Национальное и глобальное: культурный обмен как способ узнать самих себя

Российские и зарубежные кураторы и арт-критики, представители музеев и деятели культуры в рамках интеллектуального марафона «Национальное и глобальное в современном искусстве» 1 декабря предложили ответы на важнейшие вопросы в сфере как мирового, так и национального современного искусства.

 

 

Генеральный директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и Лариса Зелькова, президент Благотворительного фонда Владимира Потанина, взяли приветственное слово и представили тематику дискуссии. 

 

«Современное искусство — один из языков, на котором говорит мир», — отметила Зелькова и поставила вопрос о необходимости демонстрировать миру современное российское искусство путем вывоза национальных коллекций и проектов и, наоборот, показывать России работы зарубежных деятелей культуры. Зелькова и Пиотровский обозначили ключевые вопросы дискуссии: эффективность культурных институций, воздействие бизнеса на культуру, необходимость художественной критики.

 

Александр Боровский, заведующий Отделом новейших течений Русского музея, принял сторону критика и подчеркнул, что для начала необходимо «попытаться понять, что такое национальное и глобальное», а также разобраться в том, как эффективнее и рациональнее использовать возможность культурной коммуникации с другими странами. «Глобальное или мировое возникло после распада СССР», — заявила другой представитель Русского музея Олеся Туркина, отметив, что именно после этого события национальное искусство начало интегрироваться с глобальным.

 

Спикеры говорили и о совместном проекте Фонда Потанина и Центра Жоржа Помпиду по расширению коллекции современного русского искусства, который послужил одним из главных поводов к проведению марафона. Директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова заявила, что для того, чтобы на Западе о России вспоминали не только в связи с Чеховым и Достоевским, надо совершить «вторжение» — и за таким вторжением должен стоять честный и смелый человек. «Пока не будет в иностранных коллекциях отрефлексировано современное русское искусство, нечего надеяться на наше триумфальное шествие по Европе», — считает Свиблова.

 

Она сравнила передачу культурных ценностей с рождественским подарком, делая который, сам становишься богаче, и напомнила о том, как после перестройки, благодаря западным коллекционерам, Россия вновь открыла собственный русский авангард.

 

Представитель Центра Помпиду Николя Люччи-Гутников также прокомментировал возникшие в связи с даром коллекции обвинения французских музейщиков в колониализме. «Это иронично, поскольку Екатерина II основала Эрмитаж, массово скупая французское искусство. Думаю, это естественный ход рыночной экономики», — отметил эксперт.

 

Он добавил, что концепт глобализации искусства, о котором заговорили недавно, на самом деле восходит еще к эпохе Ренессанса. Разные художественные школы постоянно обменивались опытом, только сейчас делать это проще и быстрее. «Принимая этот дар, мы видели это не как завоевание, а как обращение к собственной истории — все знают о длительном пребывании русских художников в Париже», — закончил Люччи-Гутников.